Спортивно-познавательный портал
Права на катер, мотолодку, гидроцикл без проблемм 
Поиск:
Все животные, птицы, рыбы мира
|
Регистр трофеев
|
Доска объявлений
|
Охота разная
|
Академия охоты
|
Коллектив 550
|
Водная стихия
|
Рыбалка
Партнеры Land Trophy
Соревнования
Партнерская программа
Друзья Land Trophy
Патентное бюро
Контакты
О проекте
Карта сайта
Оnline поддержка
Полезные ресурсы и ссылки
Корзина
Регистрация трофеев охоты
Главная > Регистр трофеев > Регистр охотничий > Регистрация охот > Оформление охота по пушным > Заяц > Охота троплением

Охота троплением

По русачьим маликам (тропление). Старинное охотничье слово «пороша» вызывает ощущение пушистой легкости и пахучей свежести. Оно звучит, как зов рога: поэтическая прелесть первого снега проходит через всю жизнь охотника.

По пороше охотятся и с гончими, и самостоятельно — по следам русака (так называемое тропление).

охота троплениемТропление русака — целое искусство, которым охотник овладевает в процессе непрерывного опыта. Но и самое изощренное искусство следопыта увенчивается успехом только тогда, когда существуют благоприятные условия для охоты. Основные условия, содействующие успеху при троплении русака, — хорошая погода и хорошая пороша.

Если снег, густо и ровно покрывающий землю, прекращается вечером, заяц, проголодавшийся за день, ночью выходит на кормежку, оставляя на свежем и чистом снегу длинный печатный след. Когда же снег перестает только перед рассветом, заяц или не встает совсем, или дает только короткий малик. Ясно, что «длинный» малик — русак исходит за ночь не малое пространство! — выгоднее для охоты.

В теплую, мягкую или оттепельную погоду заяц лежит очень крепко, и подойти к нему на выстрел, естественно, легче. При морозе заяц обычно не подпускает охотника.

Бывают, впрочем, и исключения: заяц в иные теплые дни вскакивает с лежки вне выстрела, а в мороз лежит как скованный. Поскольку все звери очень остро чувствуют любую перемену погоды, первый случай может быть объяснен тем, что в ночь ударит крепкий мороз, а второй — переходом мороза в оттепель.

Заяц почти никогда не ложится в чистом, открытом поле, он постоянно выбирает то или иное укрытие: овражек, снеговой намет («удув», по выражению Аксакова), ямки, кусты, бурьян и т. д.

При ветре заяц ложится обязательно где-нибудь в затишье, мордой к ветру (ветер, дующий по шерсти, не так холодит зверька). Поскольку же заяц лежит мордой к ветру, подходить к нему следует сзади, против ветра, чтобы зверек не заметил охотника.

Разбираться в заячьих следах, иногда сплошь испестривших поле, нелегко. Например, если в течение нескольких тихих дней не бывает снегопада, количество следов непрерывно увеличивается и здесь нужны умение и зоркость, чтобы отличить свежий след от застарелого.

Почти совсем нельзя охотиться в поле при поземке; она сдувает и засыпает любые следы.

Если на следах различаются хотя бы мельчайшие звездочки — снежинки, это указывает на то, что он уже потерял свою свежесть. Даже иней, с такой пышностью украшающий деревья и кусты, оседает на следу чуть заметными кристаллами, которые отмечаются внимательным следопытом как свидетельство устарелости следа.

Н. А. Зворыкин, первоклассный следопыт и художник, так определял наличие инея на следах: «Садясь решительно на все предметы, иней особенно заметен на предметах выступающих. В этом случае он увеличивает их размеры. Садится иней не только плоскою стороной своих пластинок и звездочек, но и ребром. Поэтому предметы, покрытые инеем, имеют шершавый, щетинистый вид.

Это свойство инея помогает различать старые следы, которые можно было бы принять за свежие, если бы они не замшились инеем. Благодаря окружению колючим валиком инея, такие следы кажутся уже издали мохнатыми.

Дни, когда осаживается иней, бывают чаще мглистые, с лиловатым тяжелым освещением, очень затрудняющим рассматривание следов»

Лучше всего тропить русаков во время «мертвой пороши», отмечающейся глубиной снега и «короткостью» («Длинною» или «короткою» пороша называется по количеству времени, какое остается после выпадения снега до света, т. е. до обычного времени дневки зверя (Н. А. Зворыкин).

Эта пороша, засыпающая все следы, делает снеговые просторы чистыми, безжизненными («мертвыми»), и лишь совершенно свежие следы, ведущие обычно на лежку зверя, красиво оживляют ее. Тропление зайца по свежим следам «мертвой пороши» почти всегда венчается успехом. Заяц идет только прыжками, вынося вперед (за передние) свои задние лапы, которые у него длиннее передних.

Лапы его отпечатываются на снегу довольно своеобразно:

«Четыре ямки, четыре голубоватые тени на чистой, розовеющей от зари вершине сугроба. Две маленькие сзади, две побольше впереди» (А. Н. Формозов «Спутник следопыта»).

Охотники делят заячий след на жировой, ходовой и гонный.

Жировой — это след, оставляемый на месте кормежки (жировки). Сплошной, густой, сложный узор жировых следов почти не поддается «распутыванию», и охотник, не занимаясь этими следами, старается найти ходовой след, т. е. начать непосредственно тропление.

Тропление русака чрезвычайно интересно, увлекательно и красиво.

«А в зимний день ходить по высоким сугробам за зайцами, дышать морозным острым воздухом, невольно щуриться от ослепительного мелкого сверканья мелкого снега, любоваться зеленым цветом неба над красноватым лесом!.. » — писал в заключение «Записок охотника» И. С. Тургенев.

С. Т. Аксаков посвятил троплению русака восторженные и страстные строки:

«И что за красота, когда он (русак) вылетит из удува на все стороны, рассыпав снежную пыль, матерый, цветной, красивый, и покатит по чистому полю. Весело прекратить этот быстрый бег метким выстрелом, от которого колесом завертится русак с разбега и потом растянется на снегу!.. »

Л. Н. Толстой оставил гениальное описание повадок русака. Думается, что охотники не посетуют на то, что оно приводится здесь полностью: подобного описания в нашей литературе больше нет.

«Заяц-русак жил зимою подле деревни. Когда пришла ночь, он поднял одно ухо, послушал, потом поднял другое, поводил усами, понюхал и сел на задние лапы. Потом он прыгнул раз-другой по глубокому снегу и опять сел на задние лапы и стал оглядываться. Со всех сторон ничего не было видно, кроме снега. Снег лежал волнами и блестел, как сахар. Над головой зайца стоял морозный пар, и сквозь этот пар виднелись большие яркие звезды.

Зайцу нужно было перейти через большую дорогу, чтобы прийти на знакомое гумно. На большой дороге слышно было, как визжали полозья, фыркали лошади и скрипели кресла в санях.

Заяц опять остановился подле дороги. Мужики шли подле саней с поднятыми воротниками кафтанов. Лица их были чуть видны. Бороды, усы, ресницы их были белые. Из ртов и носов их шел пар. Лошади их были потные, и к поту пристал иней. Лошади толкались в хомутах, ныряли, выныривали в ухабах. Мужики догоняли, обгоняли, били кнутами лошадей. Два старика шли рядом, и один рассказывал другому, как у него украли лошадь.

Когда обоз проехал, заяц перескочил дорогу и полегоньку пошел к гумну. Собачонка от обоза увидала зайца. Она залаяла и бросилась за ним. Заяц поскакал к гумну по субоям; зайца держали субои, а собака на десятом прыжке завязла в снегу и остановилась. Тогда заяц тоже остановился, посидел на задних лапах и потихоньку пошел к гумну. По дороге он на зеленях встретил двух зайцев. Они кормились и играли. Заяц поиграл с товарищами, покопал с ними морозный снег, поел озими и пошел дальше. На деревне было все тихо, огни были потушены, только слышался на улице плач ребенка в избе да треск мороза в бревнах изб. Заяц прошел на гумно и там нашел товарищей. Он поиграл с ними на расчищенном току, поел овса из начатой кадушки, взобрался по крыше, занесенной снегом, на овин и через плетень пошел назад к своему оврагу. На востоке светилась заря, звезд стало меньше, и еще гуще морозный пар поднимался над землею. В ближней деревне проснулись бабы и шли за водой, мужики несли корм с гумен, дети кричали и плакали. По дороге еще больше шло обозов, и мужики громче разговаривали.

Заяц перескочил через дорогу, подошел к своей старой норе, выбрал местечко повыше, раскопал снег, лег задом в новую нору, уложил на спине уши и заснул с открытыми глазами».

Тропить зайца надо рано утром, по свежим, ясным и четким следам.

Вот, на опушке, на выходе в поле, находишь, наконец, русачий малик, как бы сохраняющий пахучее тепло заячьих лап. Заяц шел, очевидно, совершенно спокойно, легкими и мерными прыжками. С опушки он пошел в долину, прыжком пересек незамерзший ручей и с той же ровностью замахал окрайкой поля. Выпрыгнув на дорогу, русак присел — на снегу отчетливо виднеются пазанки задних лап, — неторопливо двинулся по колее, где недавно прокатил грузовик, оставивший оттиск витой, упругой шины.

Малик потерялся: надо спокойно двигаться по дороге, высматривать возможную «скидку», внимательно оглядывать каждый придорожный куст, каждую полоску бурьяна. Невдалеке капустник. Зная привычки зайца, можно быть уверенным, что именно здесь и сделает свою головокружительную скидку русак. Так и есть: чуть ли не за десяток шагов от дороги опять виднеются четыре косые ямки, скоро переходящие в сплошную шахматную путаницу. Русак — и, очевидно, очень долго — глодал смороженные кочерыжки, затем с другого конца поля вновь вернулся на дорогу, поднялся на задние лапки, прислушался и не спеша снова направился к капустнику.

После жировки заяц вымахнул в поле, делая огромные прыжки: четыре ямы вытянулись почти в ровную линию, в цепочку.

Русак сделал тут резкий поворот, даже оступился — на снегу остался пунктирный полукруг, — вернулся тем же следом назад («спетлял»), а потом опять «скинулся» в кустарник.

На озимях, прилегающих к перелеску, он оставил еще несколько кружевных петель, и, наконец, зачастил среди берез, и где-то залег: выходного следа при обходе перелеска не обнаруживается. Заяц где-то здесь, близко...

Окончательная удача охоты зависит при троплении от осторожности и рассчитанности каждого шага, от ежесекундной готовности к трудному выстрелу по русаку, вымахнувшему из какого-нибудь можжевелового куста.

Русак, растянувшийся на снегу, очень красив: его густая седина перепорошена золотом, по спине чернеет тканый кушак, в глубине стеклянных глаз вспыхивают янтари.

А вокруг бледный и тусклый зимний свет, в котором тихо-тихо дремлют, мягко синеют родные русские леса...

НОВОСТИ:

Партнерская программа
Всем охота